English

Главная / Журналы "Традиционная медицина" / 2011 г. №4(27)

ЦВЕТОВЫЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ РОДИЛЬНИЦ С ПОСЛЕРОДОВОЙ ДЕПРЕССИЕЙ

А.В. Филоненко, А.В. Голенков
ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова» (г. Чебоксары)

Color preferences of puerperae with postpartum depression

A.V. Philonenko, A.V. Golenkov
The I.N. Ulianov Chuvash State University (Cheboksary, Russian)
РЕЗЮМЕ
Проанализированы особенности цветового предпочтения родильниц с послеродовой депрессией. Выявлены достоверные различия цветового предпочтения у женщин, получивших курс иглорефлексотерапии в ранний восстановительный период. Включение иглорефлексотерапии в комплексную реабилитацию диады «мать-дитя» обеспечивает оптимизацию цветового выбора и снижение выраженности послеродовой депрессии.
Ключевые слова: иглорефлексотерапия, родильница, реабилитация, послеродовая депрессия, цветовое предпочтение.


RESUME
The color preferences peculiarities of puerperae with postpartum depression have been analyzed. Examination showed significant difference in color preferences in women treated with course of acupuncture in the early reconvalescent period. Inclusion of the acupuncture in complex rehabilitation of the union «mother-baby» provides the optimization of the color choice and reduction of postpartum depression expressiveness.
Keywords: acupuncture, puerpera, rehabilitation, postpartum depression, color preference.

ВВЕДЕНИЕ

Понятие «цвет» несет в себе не только значение характеристики объективной действительности, но и символа объектов, личностного переживания, высказывания, психоэмоционального состояния. Психологическое отражение компонентного состава психических состояний интерпретируется их цветностью, позволяющей полнее и детальнее понять содержание и специфические особенности конкретного состояния [1]. Перцепция и опознание цвета осуществляются специализированными структурами нервной системы. Обнаружение и первичное различение сигналов обеспечивается рецепторами, а детектирование и опознание сигналов – нейронами коры больших полушарий. Передачу, преобразование и кодирование сигналов осуществляют нейроны всех слоев сенсорных систем [2]. Цветовая обработка зрительного сигнала начинается с поглощения света фоторецепторами – колбочками и преобразование в нервные импульсы через серию иерархических этапов в головной мозг: проведение сигналов цветовой информации сетчатки через нейроны наружного коленчатого тела таламуса, подобно нейронам сетчатки, обладающим цветовой чувствительностью, к первичной (полосатой) зрительной коре (V1), констатирующей наличие и интенсивность импульса. Далее сигналы обрабатываются вторичной (V2), третичной (V3), V4 и V5 визуальными (экстрастриатными) областями, эфферентные волокна которых направляются в переднее двухолмие и претектальную область, в подушку зрительного бугра (задняя часть таламуса), наружное коленчатое тело, эмоциональные центры головного мозга, обеспечивая эмоциональную окраску цветовосприятия [3]. В основе нарушений цветового восприятия могут лежать генетические мутации с развитием дальтонизма – тританопии, дейтеранопии или протанопии [4], токсическое и инфекционное воздействие, психические заболевания. Молекулярные основы изменений восприятия красно-зеленого (КЗ) цветового зрения связаны с различиями аминокислотного состава, вовлеченного в синтез опсина – белковой части фотопигмента колбочек [5]. Нарушения цветового восприятия у лиц, работающих с нейротоксическими химикатами, вызывающих дискриминацию сине-желтых (СЖ) или, реже, сочетание СЖ и КЗ цветов, обусловлены прямым действием нейротоксинов на рецепторы, возможно, на мембраны колбочек или вмешательством в работу нейротрансмиттеров в сетчатке и прямым воздействие на зрительный нерв [6]. Неврит зрительного нерва сопровождается неселективными КЗ и СЖ цветовыми дефектами. КЗ-дефект чаще встречается в острой фазе заболевания, а СЖ-дефект – на шестом месяце реконвалесценции [7].

Цвет и эмоции взаимосвязаны. Эмоции окрашены цветом. Эмоциональная выраженность психофизиологического состояния изменяет личностные предпочтения цветового выбора. Изучены предпочтения и отвержения цветового выбора при эмоциональной оценке боли. У пациентов с нейрогенным и соматогенным болевыми синдромами, у детей с острой непатогенной болью и у здоровых людей цветовое предпочтение (ЦП) представлены при сильных болях – черным и серым, при болях средней интенсивности – коричневым и красным, при отсутствии боли – желтым и зеленым цветами. У пациентов с психогенным болевым синдромом боли средней и высокой интенсивности ассоциируются с желтым, фиолетовым, красным цветами, а отсутствие боли – с серым, зеленым [8]. Цветовые и нумерологические предпочтения взрослого человека определяются социальной, культурной, и религиозной средой региона, традициями общества, полом, социальным статусом, темпераментом и настроением. Так, больные психическими заболеваниями восточных районов Турции, исповедующей ислам, предпочитают зеленый цвет и цифру 3 [9], хотя в тесте Люшера под этим номером расположен красный цвет.

Психические заболевания изменяют цветовую перцепцию. Около 8 % мужчин и 0,5 % женщин в популяции страдают от врожденных аномалий цвета. Однако нарушения цветового зрения обнаружены у 63 % женщин, страдающих от эндогенных депрессий [10], и в 72 % случаев шизофренического психоза [11]. В механизмах синаптической передачи и развития депрессии участвуют единые нейромедиаторные системы. При депрессии снижается активность дофаминергической системы. Нарушение трансмиссии нервных импульсов в сетчатке изменяет контрастную чувствительность зрения, повышая его порог [12], что сказывается и на цветовосприятии. ЦП пациентов с большим депрессивным расстройством отличаются от таковых группы контроля [13] и взаимосвязаны с характером эмоций [14]. Пациентки с пограничными психическими расстройствами отдают предпочтение черному и красному цветовому выбору при оформлении гостиных своего дома [15]. Коричневый и черный цвета составляют преимущественный выбор пациентов с оценкой по опроснику депрессии Бека выше 10 баллов [16]. Степень депрессии дифференцируется выбором ЦП теста Люшера, с преимущественным выбором желтого цвета при выраженности состояния [17]. ЦП являются важным аспектом визуального опыта, определяющего поведение человека [18], обусловленного аналитической функцией коры головного мозга. Отрицательные эмоции сказываются на состоянии мышления. Эмоциональный спад затормаживает интеллектуальные способности, снижает созидательную активность. Пациенты с депрессией выказывают дефицит внимания и исполнительных функций со снижением беглости речи, памяти [19]. Исследованиями функциональной нейровизуализации мозга обнаружено снижение метаболической активности неокортекса и изменение активности лимбических структур при развитии депрессивного состояния [20].

Иглорефлексотерапия (ИРТ) меняет психоэмоциональный профиль родильниц с пос-леродовой депрессией (ПД). Отмечено наличие корреляционной зависимости показателей электрокожной проводимости (ЭКП) от уровня большинства тестов психовегетативного состояния родильниц, характеризующейся значительной чувствительностью электрометрических характеристик кожных зон к степени психоэмоциональной нагрузки. ИРТ гармонизирует ЭКП и меняет эмоциональный статус родильниц с ПД [21]. Изучение влияния ИРТ на цветовой выбор весьма актуально в плане возникшего предположения, что действие метода терапевтического стимулирования, изменяющего эмоции, изменит и ЦП, проявляя свое действие на уровне коры головного мозга, участвуя в процессах высшей нервной деятельности человека. Характер динамики цветового выбора родильниц выявит влияние ИРТ на интегративную функцию мозга человека, степень эмоциональной выраженности и тяжести ПД.

Целью исследования явилось изучение отношения к цвету родильниц с ПД в позднем неонатальном периоде новорожденных детей с перинатальным поражением центральной нервной системы и динамики цветового выбора под влиянием ИРТ в системе «мать-дитя».
...
Заказать в интернет-магазине

ЛИТЕРАТУРА
1. Рягузова Е.В. Цветность психических состояний // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Философия. Психология. Педагогика. – 2007. – Т. 7, N.1. – С. 49–54.
2. Физиология человека / Под ред. В.М. Покровского, Г.Ф. Коротько. – М.: Медицина, 2001. – 656 с.
3. Conway B.R. Color vision, cones, and color-coding in the cortex // Neuroscientist. – 2009. – V. 15, N. 3. – P. 274–290.
4. Gardner J.C., Webb T.R., Kanuga N. et al. X-linked cone dystrophy caused by mutation of the red and green cone opsins // Am. J. Hum. Genet. – 2010. – V. 87, N. 1. – P. 26–39.
5. Deeb S.S. The molecular basis of variation in human color vision // Clin. Genet. – 2005. – V. 67, N.5. – P. 369–377.
6. Gobba F., Cavalleri A. Color vision impairment in workers exposed to neurotoxic chemicals // Neurotoxicology. – 2003. – V. 24, N.4–5. – P. 693–702.
7. Schneck M.E., Haegerstrom-Portnoy G. Color vision defect type and spatial vision in the optic neuritis treatment trial // Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. – 1997. – V. 38, N.11. – P. 2278–2289.
8. Адашинская Г.А., Ениколопов С.Н., Мейзеров Е.Е. Боль и цвет // Психологический журнал. – 2005. – Т. 26, № 3. – С. 74–80.
9. Kuloglu M., Atmaca M., Tezcan A.E. et al. Color and number preferences of patients with psychiatric disorders in eastern Turkey // Percept. Mot. Skills. – 2002. – V. 94, N. 1. – P. 207–213.
10. Heim M., Morgner J. Color vision defects in endogenous depression // Psychiatr. Prax. – 1997. – V. 24, N.2. – P. 73.
11. Heim M., Morgner J. Disturbed color vision in endogenous psychoses // Psychiatr. Prax. – 2001. – V. 28, N.6. – P. 284–286.
12. Bubl E., Tebartz Van Elst L., Gondan M. et al. Vision in depressive disorder // World J. Biol. Psychiatry. – 2009. – V. 10, N.4. – Pt. 2. – P. 377–384.
13. Garvey M.J., Luxenberg M. Comparison of color preference in depressives and controls // Psychopathology. – 1987. – V. 20, N.5–6. – P. 268–271.
14. Terwogt M.M., Hoeksma J.B. Colors and emotions: preferences and combinations // J. Gen. Psychol. – 1995. – V.122, N.1. – P. 5–17.
15. Cernovsky Z.Z., Fernando M.L., Hussein F. et al. Color preferences of borderline patients and of normal controls // Percept. Mot. Skills. – 1997. – V.84, N.3. – Pt 2. – P. 1347–1353.
16. Nolan R.F., Dai Y., Stanley P.D. An investigation of the relationship between color choice and depression measured by the Beck Depression Inventory // Percept. Mot. Skills. – 1995. – V. 81, N.3. – Pt 2. – P. 1195–1200.
17. Cohen E., Hunter I. Severity of depression differentiated by a color selection test // Am. J. Psychiatry. – 1978. – V.135, N.5. – P. 611–612.
18. Palmer S.E., Schloss K.B. An ecological valence theory of human color preference // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. – 2010. – V. 107, N.19. – P. 8877–8882.
19. Paelecke-Habermann Y., Pohl J., Leplow B. Attention and executive functions in remitted major depression patients // J. Affect. Disord. – 2005. – V. 89, N.1–3. – P. 125–135.
20. Mayberg H.S., Liotti M., Brannan S.K. et. al. Reciprocal limbic-cortical function and negative mood: converging PET findings in depression and normal sadness // Am. J. Psychiatry. – 1999. – V. 156, N.5. – P. 675–682.
21. Филоненко А.В. Электрокожная проводимость родильниц и рефлексотерапия // Вестник восстановительной медицины. – 2010. – № 3 (37). – С. 48–50.
22. Метод цветовых выборов. Модифицированный цветовой тест Люшера: (Методическое руководство) / Сост. Л.Н. Собчик – М., 1980. – 88 с.
23. Филоненко А.В., Голенков А.В. Рефлексотерапия женщин с послеродовыми депрессиями // Рефлексотерапия. – 2007. – № 2 (20). – С. 55–59.
24. Conway B.R., Chatterjee S., Field G.D. et al. Advances in color science: from retina to behavior // J. Neurosci. – 2010. – V. 30, N.45. – P. 14955–14963.
25. Conway B.R., Tsao D.Y. Color-tuned neurons are spatially clustered according to color preference within alert macaque posterior inferior temporal cortex // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. – 2009. – V.106, N.42. – P. 18034–18039.
26. Brouwer G.J., Heeger D.J. Decoding and reconstructing color from responses in human visual cortex // J. Neurosci. – 2009. – V. 29, N.44. – P. 13992–14003.
27. Sorokina N.D., Selitskii G.V., Kositsyn N.S. Neurobiological approach to brain functional asymmetry in depression // Usp. Fiziol. Nauk. – 2005. – V.36, N.2. – P. 84–93.
28. Moratti S., Rubio G., Campo P. et al. Hypofunction of right temporoparietal cortex during emotional arousal in depression // Arch. Gen. Psychiatry. – 2008. – V. 65, N.5. – P. 532–541.
29. Pourtois G., Vuilleumier P. Dynamics of emotional effects on spatial attention in the human visual cortex // Prog. Brain. Res. – 2006. – N.156. – P. 67–91.
30. Liu J., Wandell B.A. Specializations for chromatic and temporal signals in human visual cortex // J. Neurosci. – 2005. – V. 25, N.13. – P. 3459–3468.
31. Михайлова Е.С., Цуцульковская М.Я., Олейчик И.В. Нейрофизиологические механизмы нарушения распознавания эмоций при эндогенной депрессии // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2000. – N.1. – С. 38–43.
32. Weiss P.H, Zilles K., Fink G.R. When visual perception causes feeling: enhanced cross-modal processing in grapheme-color synesthesia // Neuroimage. – 2005. – V.28, N.4. – P. 859–868.
33. Landgrebe M., Nyuyki K., Frank E. et al. Effects of colour exposure on auditory and somatosensory perception–hints for cross-modal plasticity // Neuro. Endocrinol. Lett. – 2008. – V. 29, N.4. – P. 518–521.
Главная | Об издании | Публикация статей  | Архив номеров | Где купить?
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Ваш Медицинский Агент в интернете MedLinks - Вся медицина в Интернет ЗДОРОВЬЕ.RU